Пример: Транспортная логистика
Я ищу:
На главную  |  Добавить в избранное  

Логика /

Закон исключения третьего

←предыдущая следующая→
1 2 3 4 



Скачать реферат


на след¬ствие. Классический пример. Дождь прошел. Это объективное осно¬вание (причина) того, что крыши домов мокрые (следствие), но не наоборот. Логических же оснований в рассуждении об этой при¬чинно-следственной связи может быть два: «Крыши домов мок¬рые, потому что прошел дождь» и «Прошел дождь, потому что крыши домов мокрые». Почему это возможно? Потому что причи¬на и следствие связаны между собой необходимым образом. Если есть причина, то есть и следствие, и наоборот: если есть следствие, то есть и причина. Надо только учитывать фактор «множественнос¬ти причин» или «множественности следствий» (см. об этом выше),

Какова сфера действия закона достаточного основания? Если закон тождества явился обобщением прежде всего практики опе¬рирования понятиями, а закон противоречия и исключенного тре¬тьего — практики функционирования суждений, то закон доста¬точного основания есть результат обобщения практики получения выводного знания. В нем выражено отношение одних истинные мыслей к другим — отношение логического следования, обеспе¬чивающего в конечном счете их соответствие действительности. Этот закон означает, что в правильном рассуждении вывод всегда достаточно обоснован.

Следовательно, в сферу действия этого закона входят прежде всего умозаключения. Когда, например, из двух посылок: «Все жи¬вое смертно» и «Люди — живые существа» мы делаем вывод, что «Все люди смертны». то это означает: «Все люди смертны» пото¬му, что «Все живое смертно». Подведение того или иного предмета мысли под общее понятие служит достаточным основанием для распространения на него всех тех свойств, которые присущи всему классу предметов, мыслимому в этом понятии. Вспомним аксиому простого категорического силлогизма: Dictum de omni et de nullo.

В сфере действия закона достаточного основания находятся также доказательства. Уже само их существование есть показатель того, что такой закон существует. Кроме того, одно из важнейших пра¬вил доказательства — правило не только необходимости, но и до¬статочности оснований — прямо обусловлено действием этого за¬кона. Например, существует объективная связь между ясным мыш¬лением и ясным изложением. Поэтому если мы хотим обосновать, почему человек ясно излагает свои мысли, то можем сослаться на то, что он ясно мыслит. Это достаточное основание. Впрочем, можно сказать и наоборот: «Он ясно мыслит, потому что ясно излагает». Это тоже достаточное логическое основание.

Требования, вытекающие из закона достаточного основания, и ошибки, связанные с их нарушением. Будучи объективным, закон достаточного основания предъявляет к нашему мышлению важ¬ные требования: всякая истинная мысль должна быть обоснован¬ной, или: нельзя признать высказывание истинным, если для него нет достаточных оснований. Иными словами, ничего нельзя при¬нимать на веру: надо основываться на достоверных фактах и ранее доказанных положениях. Этот закон направлен против бессвязных, хаотичных, бездоказательных рассуждении; голого, необоснован¬ного теоретизирования; неоправданных, неубедительных выводов. Он враг всяких догм, пустых верований, суеверий и предрассудков.

Важнейшей логической ошибкой, связанной с нарушением требований закона достаточного основания, выступает «поп sequitur» («не следует») — ошибка «мнимого следования». Она обнаружива¬ется там, где нет достаточной логической связи между посылками и заключением, между тезисом и основаниями, доводами и выво¬дами.

Образцом подобной нелогичности служит рассуждение фило¬софов-лилипутов в произведении Джонатана Свифта «Путешествие Самюэля Гулливера»: «Вы утверждаете, правда, что на свете суще¬ствуют другие королевства и государства, где живут такие же ги¬ганты, как вы. Однако наши философы сильно сомневаются в этом... Ведь не подлежит никакому сомнению, что сто человек вашего роста могут за самое короткое время истребить все плоды и весь скот во владениях его величества. Кроме того, у нас есть летописи. Они заключают в себе описание событий за время в шесть тысяч лун, но ни разу не упоминают ни о каких других странах, кроме двух великих империй — Лилипутии и Блефуску».

Здесь снова вывод не вяжется с доводами. Если в летописях нет упоминания о каком-либо событии, то это еще не значит, что его не было на самом деле. Существование события не связано необхо¬димым образом с летописями.

Или клас¬сический пример с Катюшей Масловой из романа Л. Толстого «Вос¬кресение» В связи с убийством (отравлением) куп¬ца Смелькова Маслова была приговорена к каторжным работам и сделано это вследствие не только судебной, но и логической ошибки. Ею как раз и была ошибка под названием поп sequitur («не следует»). Если бы в решении суда присяжных было записано: «Виновна, но без умысла ограбления и без намерения лишить жизни», Маслова была бы оправдана.

Ошибка «мнимого следования» иногда сознательно допускает¬ся для создания комичной ситуации, шутки и т. п. Мы находим , например, у бессмертного Козьмы Пруткова: «Я поэт. поэт даро¬витый! Я в этом убедился; убедился, читая других: если они по¬эты, так и я тоже». Или: «Смерть для того поставлена в конце жиз¬ни, чтобы удобнее к ней приготовиться».

Значение закона достаточного основания. Этот закон, разумеет¬ся, ничего не говорит о том, какие конкретно основания для дан¬ного вывода являются достаточными. Он только дисциплинирует наше мышление, направляя его на поиск таких оснований, на обес¬печение обоснованности вывода.

Это особенно важно в научном познании, прежде всего в тео¬ретических науках, где велика роль выводного знания. Вот почему Г. Лейбниц придавал фундаментальное значение не только прин¬ципу противоречия, но и принципу достаточного основания. Он имеет большое значение, в частности, в связи с коренным вопро¬сом теории познания — о критерии истинности наших знаний. Ус¬тановлено, что таким критерием служит прежде всего обществен¬ная практика — материально-производственная, общественно-политическая деятельность, практика научных наблюдений и экс¬периментов. Именно она позволяет надежно отделять истинные знания от ложных. Однако далеко не все знания возможно и необ¬ходимо проверять непосредственно на практике. Если мы знаем, что существует закон всемирного тяготения, то нет надобности каждый раз проверять, упадет предмет или нет, когда мы его вы¬пустим из рук. Это можно сделать и логическим путем: вывести одно знание из другого, уже проверенного на практике и получив¬шего статус истинного. Следовательно, наряду с коренным, прак¬тическим критерием истинности наших знаний есть и другой — производный, логический критерий. Весь вопрос только в том, достаточны ли логические основания для того или иного вывода. На правильное решение этого вопроса и ориентирует нас закон достаточного основания.

В практической деятельности тоже важно руководствоваться этим законом. Так, известный русский социолог Питирим Соро¬кин (с 1922 г. — в эмиграции), выступая против извращений в строительстве социализма в нашей стране, заявлял: «Можно и дол¬жно звать всех к производительной работе по возрождению стра¬ны, но ниоткуда не следует, что эта работа может и должна совер¬шаться только по штампам и циркулярам в качестве агентов влас¬ти и чиновников, или обратно — должна быть непременно работой. низвергающей власть».Таким образом, автор отмечал известное отсутствие последо¬вательности в определенных тогдашних практических действиях власти в стране. И позднее не было достаточных оснований для того, чтобы в экономике страны десятилетиями игнорировать ми¬ровой опыт развития рыночных отношений. Но и в настоящее вре¬мя, когда произошла смена власти, многие ее действия представ¬ляются тоже недостаточно обоснованными, правда, уже в ином социальном смысле. Так, нередко опыт предшествующего разви¬тия страны огульно отрицается лишь на том основании, что он в конечном счете не удался. Однако это еще не достаточное основа¬ние для подобного нигилизма.

Закон достаточного основания имеет прямое отношение к юри¬дической практике. В законодательстве довольно широко распрост¬ранено само понятие «достаточные основания». Так, в уголовном процессе по отношению к обвиняемому (а в исключительных слу¬чаях к подозреваемому) законом предусмотрены меры пресечения при наличии для этого достаточных оснований. Причем сами эти основания раскрываются.

В гражданском законодательстве говорится, что гражданские права и обязанности возникают из предусмотренных законом ос¬нований.

В судебной практике дело может стать предметом судебного раз¬бирательства, если для этого есть достаточные основания. Приго¬вор или решение суда должны быть мотивированными, т. е. обосно¬ванными.

В повседневной речи, говоря о том, что многие законы не дей¬ствуют, мы приводим в качестве основания то, что нет процедуры их использования и т. д.

Заключение

Рассмотренные выше основные формально-логические законы мышления открыты традиционной логикой. Как относится к ним символическая логика? Она основывается на них в своих построе¬ниях и процедурах, но в целях решения собственных специфичес¬ких задач вносит в них необходимые уточнения и дает им свою символику. Так, раскрывая их единство в определенном отношении, она рассматривает их в качестве тождественно-истинных формул. Что это значит? Многие логические формулы, используемые в символической логике (логике высказываний), оказываются при одних логических значениях своих переменных истинными, а при других — ложными. Тождественно истинные формулы тем и отли¬чаются, что они имеют логическое значение «истина» при всех логических значениях своих переменных. Истинность таких фор¬мул обусловлена их логической структурой. Поэтому они называ¬ются еще логически истинными формулами. В конечном счете их истинность определяется тем, что в их структуре отражаются наи¬более глубокие и общие связи самого объективного мира. Посред¬ством этих формул и выражаются законы

←предыдущая следующая→
1 2 3 4 



Copyright © 2005—2007 «Mark5»