Пример: Транспортная логистика
Я ищу:
На главную  |  Добавить в избранное  

Социология /

Основные направления развития современной социологии

←предыдущая следующая→
1 2 3 



Скачать реферат


Однако социаль¬ные изменения предстают как замена одних соци¬альных структур другими, смена одних образов жизни, ценностей другими и т. д. При этом чело¬век выступает как творец мира, способный его изменить.

Социология — это наука о людях и для людей. Поэтому она должна повернуться к человеку и свя¬занному с ним «субъективному смыслу» — мотивационно-смысловой сфере человеческой деятельнос¬ти. Движение маятника началось в обратном направлении — к идеалам гуманизма и герменев¬тическим традициям. Главный лозунг данного эта¬па: «Вернуть в социологию человека».

В-третьих, в действительности нормой выступа¬ет наличие альтернативных, конкурирующих со¬циальных явлений — религии, политических иде¬ологий, моральных представлений и т. п. Поэтому, помимо равновесия, имеют место столкновения культур, социальные изменения, конфликты ценностей, которые являются типичными и неизбеж¬ными для современного дифференцированного и стратифицированного общества. Снятие с них об¬винения в аномальности превращало теорию рав¬новесия в догму и способствовало проникновению в социологию теории организации. Последняя раз¬рабатывает «рациональное регулирование» социаль¬ных конфликтов по определенным правилам игры, приемлемым для обеих спорящих сторон и приво¬дящим их к «общему знаменателю».

Эти и другие доводы использовали критики структурного функционализма для раскрытия не¬состоятельности его линии на создание «большой теории» и неспособности охватить всю социальную реальность. Данная концепция была дискредити¬рована и перестала быть единой теоретической платформой в социологии: начался процесс её са¬турации (затухания). Западная социология начала новый этап своего развития.

Критика структурного функционализма и свя¬занные с этим изменения духовного климата в «ака¬демической» социологии, обеспечили в 60-е годы почву для осуществления модификаций «большой теории» социологии и «теоретического взрыва». Он был связан с развитием и обогащением крити¬куемых идей, переработкой ключевых вопросов проблемы сценариев развития настоящего, способ¬ного принять вызов будущего. Никто не хочет жить по-старому, и все стремятся к прорыву в новое качество социальной жизни. За всем этим стоит потребность иметь как можно более точное знание о том, что и как должно подвергаться регулирую¬щему воздействию и изменению, социальному кон¬тролю. Проблема состоит и в том, каким образом наиболее рационально сохранить плюральность социального мира — разнообразие, толерантность и свободу как общественный идеал.

В борьбе со структурным функционализмом фор¬мируется теоретический авангард в лице социоло¬гии «среднего значения», качественного стиля (символический интеракционизм, феноменология и т. п.), ведущих поиск путей и средств решения социальных проблем в рамках существующего ста¬тус-кво. Наряду с ними формируется критическая социология, ставящая под сомнение индустриалист-ские начала общества. Такое быстрое умножение вариантов теоретического поиска есть весьма обыч¬ный симптом кризиса науки: новые теории пред¬стают как непосредственная реакция на данный кризис.

С утратой структурно-функциональным направ¬лением своего престижа вновь встал вопрос о свя¬зи теорий и методов в социологии, о теоретической основе эмпирических исследований. В его решении в рамках трихотомии -методология—теория—ме¬тод» наметилось два принципиальных подхода. Сто¬ронники одного стояли на позиции принципиаль¬ного разрыва между философской методологией и теоретической системой в социологии. В частнос¬ти, такой подход разрабатывался Р. Мертоном, защищавшим позитивистскую ориентацию социо¬логии на «модель» естественнонаучного знания. Применительно к теориям «среднего ранга» разра¬батывалась также методика и техника социологи¬ческого исследования, технология внедрения его результатов. Все это соответствовало сознательно выдвигаемой установке построения единой методи¬ческой методологии и её сближения с принципами гуманитарного знания.

Сторонники другого, наоборот, стояли на пози¬ции обязательного философско-методологического обоснования теоретических проблем социологии и привязанности методов исследования к соответству¬ющим теоретико-методологическим принципам. Это заставляло их искать новые подходы к построению «общей теории», но уже в рамках гуманистичес¬кой тенденции в социологии, качественного подхо¬да к социальным явлениям. Данная волна на мно¬гие годы определила контуры новейшей социологии и создала основу «интеллектуального социологического климата», свойственного гуманитарным наукам.

Вместе с тем, сторонники обоих подходов раз¬деляли точку зрения о необходимости установле¬ния принципиальной взаимосвязи между теориями и методами в социологии: между определенной трактовкой социального мира и соответствующим набором методов и техники (конкретных методик) его исследования. Но тогда неизбежно возникал другой вопрос: какие теоретические концепции должны выступать исходными по отношению к ис¬следовательским процедурам?

Поиски ответа на него породили в 60—70-е годы «теоретический взрыв», который обусловил про¬цесс дробления теоретических подходов, дифферен¬циации социологического знания, без авторитарно¬го влияния какой-либо одной теоретической концепции. Отсутствие у социологов единой теоре¬тико-методологической базы обусловливало разнооб¬разие и неровность социологического ландшафта — мозаику социологических теорий: каждый занимал¬ся собственной социологией. Вместе с тем, имела место диффузия (взаимопроникновение) идей и возникновение гибридных теорий. В результате, теоретическая социология резко разомкнула поле поиска предметной области социологии.

Социология качественного стиля

В60-е годы теория размыкает поле поиска предметной области социологии. Формиру¬ется, в частности, «гуманистическое» на¬правление как альтернатива естественнонаучному. В нем происходит обращение социологов к утра¬ченной культурологической традиции, к «испарив¬шимся» в позитивистских конструкциях «внутрен¬ним смыслам». Происходило также возрождение интереса к герменевтическим и рецептивным кон¬цепциям, которые разрабатывались в большей сте¬пени на материале художественной литературы. Кроме того, происходит возвращение к субъектив¬ным аспектам человеческого поведения, локальным ситуациям повседневной жизни, направленное про¬тив преувеличенного представления о власти соци¬альных организаций, институтов над поведением индивидуального агента.

В мозаике социологических теорий вновь и вновь поднимался извечный вопрос, которому вроде бы пора уже потерять свою актуальность: на чем, вообще, держится общество? что не дает ему рас¬падаться?

Социология качественного стиля, возрождающая гуманитарное направление, связана в первую оче¬редь: а) с концепциями символического интеракционизма, увеличивающим долю социально-психо¬логической проблематики в социологии; б) с феноменологией, ориентированной на социальную философию; в) с концепциями, претендующими на роль общесоциологической теории (Г. Гарфинкелъ, А. Гоулднер, П. Сорокин, Э. Тириакьян, А. Этци-они и др.).

Критическая социология

Гуманистическое направление в социологии также связано с критической линией, представители которой выступали против «ака¬демической» социологии и индустриализма. Их социально-критический анализ неустойчивого со¬стояния общества в 60-е годы указывал на присут¬ствие связи между социальным кризисом в странах Западной Европы и позитивистски ориентированной фундаментальной теорией общества, а также при¬кладной социологией. С одной стороны, они под¬вергали критике явное расхождение в структурном функционализме между социологической теорией и социальной практикой. С другой - они крити¬ковали ангажированность социологии через её во¬влеченность в систему социального управления и контроля в обществе. В частности, социолог-эмпи¬рик имеет своим результатом «удвоение фактич¬ности» и последующую апологетику того, что сущес¬твует, удостоверяя наличные формы существования социального мира как «научно зафиксированную» действительность. Эта идеология заключает в себе «реставрационную» тенденцию эмпирической соци¬ологии. Отсюда — при реальном плюрализме она с усердием поддерживает то, что существует.

В критической социологии отражены идеи тра¬гического скептицизма, связанные с разочаровани¬ем в «технорациональности»: ни приоритет техноразума и сциентизма, ни привлечение советника, эксперта не смогли повысить рациональную при¬роду общества. Индустриальное общество своей неуемной жаждой подчинить себе природу спрово¬цировало глобальную экологическую катастрофу, которая лишь усиливала экономический кризис и опасность гибели рода человеческого. В этих усло¬виях был подвергнут критике «социальный экспе¬римент» на путях индустриализма, в том числе и коммунистический эксперимент, с его репрессив¬ной культурой — подавлением коллективизмом (корпоративизмом) индивидуализма. Представите¬ли критической социологии показали, что социаль¬но-политическую систему нельзя сконструировать, сидя за столом и на основе технико-экономических данных. Для этого нужно знать требования реаль¬ного человека, его духовный мир и моральные установки. При этом светлые идеалы будущего учить людей не способны, ибо будущее не может иметь опыта. Нас может учить лишь позор про¬шлого.

Социология постиндустриального развития.

Жесткие потрясения западного общества в 60-е годы заставили правительства, крупные монополии и корпорации сконцентрировать усилия на научно-практической деятельности, направленной на преодоление социаль¬но-экономического и духовного кризиса, а также реконструкцию социальной системы на основе но¬вейших данных науки и техники. Это обусловило необходимость «теоретического обеспечения» про¬мышленного и социального развития в новых ус¬ловиях. Данная потребность вновь актуализирова¬ла позитивистско-сциентически ориентированную социологию с верой в безграничные

←предыдущая следующая→
1 2 3 



Copyright © 2005—2007 «Mark5»