Пример: Транспортная логистика
Я ищу:
На главную  |  Добавить в избранное  

Социология /

Основные тенденции развития Российской политической элиты

←предыдущая следующая→
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 ... 



Скачать реферат


“вся криминальная сфера дает не более 8-10% от валового про-дукта. В нынешней России, по оценке руководства МВД, достигает 40% ..., что уже нату-рально угрожает безопасности государства” . По мнению автора цитируемой публикации (Институт истории, естествознания и техники РАН) в коррупции участвуют, с одной сто-роны, федеральный служащий, т. е. чиновник, с другой стороны — предприниматель и мафиози”.

Доход нашего чиновника, в отличие от западного, у которого доход, как правило, ограничен должностным окладом и потому легко контролируем, отличается принципи-ально. Мы имеет всевозможные надбавки к должностному окладу, выслуги, премии, отпу-скные пособия с оплатой проезда до места отдыха и обратно, дотированные квартиры, да-чи, столовые, поликлиники и т. д., что в принципе не поддается простому учету. Размы-тость доходов российского чиновника размывает его правовое сознание, затягивая в кор-рупцию. А есть еще “торговля” лицензиями, таможенными и налоговыми льготами. Спец-кормушка увеличивает доход чиновника неопределенным образом. Слабость законода-тельной власти в России обуславливает то, что защитить собственника от чиновника мо-жет только сам чиновник. Препятствует свободному предпринимательству и реально су-ществующая “разрешительная” система вместо регистрационной, непомерные налоги, вся фискальная по своей сути политика государства. По мнению Сергея Хайтуна “выход Рос-сии из кризиса обусловлен созданием рынка, а рыночные реформы в полном масштабе не-возможны, пока не будет отменена спецкормушка для чиновников” . приведенным обо-зревателем Я. Головановым. По данным опроса ВЦИОМ полутора тысяч россиян были выделены 5 качеств, наиболее характерных для большинства современных российских политиков. “Цифры (в процентах) следующие: стремление к власти, не гнушаясь самыми грязными средствами — 39, неуважение к рядовым гражданам — 34, пренебрежение к за-конам — 31, корыстолюбие — 26, непрофессионализм — 26, бесчестность, непорядоч-ность — 24. А рядом: желание получить власть только честным путем — 6, уважение к гражданам — 7, бескорыстие — 5, вера в бога — 4” .

Примером равнодушия, неверия в действенность существующей власти в неспо-собность политической элиты изменить существующее положение рядовых граждан яви-лось избрание в органы региональной людей с известным для электората избирателей криминальным прошлым. К власти мэра Ленинска-Кузнецкого пришел Геннадий Коня-хин, избиратели по доброй воле поставили во главе администрации Нижнего Новгорода Андрея Климентова, несмотря на то, что суд признал его виновным в хищении валютного кредита.

М. Афанасьев считает, что “российские элиты слабы своей непопулярностью, — непопулярностью заслуженной, ибо слаба их гражданская ответственность” . По его мнению, — главная социальная проблема нашей посттоталитарной “переходности” — де-фицит форм социальной консолидации. С этим можно согласиться и вот почему.

Во-первых, нынешнему обществу присуще отсутствие уважения к “властям”. Во-вторых, имеет место растущее снижение гражданской активности (например, невысокое участие масс в выборах), т. е. проявляется социальная усталость граждан.

Наша действительность, как подметила политолог Лилия Шевцова, “развивается по принципу ”двойного дна“. Имеются признаки либеральной демократии (регулярные вы-боры и политические свободы, и нейтралитет военных, и нарождающийся рынок). Одна-ко, по ее мнению, система власти лишена механизма общественно-эффективных решений и их осуществления. Политолог отмечать, что “отсутствие в России удовлетворяющей общество системы и формы правления является постоянным историком кризиса и неста-бильности”. “Важнейшим фактором выживания системы власти является ее способность создавать свою “подстраховочную сетку” — клиенителные связи, теневые противовесы, и, даже, допускаемое ею неправовое пространство” .

По мнению Л. Шевцовой, “двойное дно” дает режиму возможность двигаться в различных направлениях. “По существу, те явления, которые в других обществах вызы-вают напряженность, обвал правительств и падение президентов, у нас оказываются ста-билизаторами” . Как кадровая “чехарда” создает видимость обновления курса, так рас-слоение и правящего класса и самого общества, считает Л. Шевцова, позволяет избежать опасной для системы конфронтации. Что же касается выяснений отношений между от-дельными кланами, то они никак не могут рассматриваться как угроза позициям правящей элиты. “Сама борьба даже полезна режиму, существование которого базируется на множе-ственности групп влияния, ни одна из которых не может монополизировать власть”, за-ключает политолог .

Идеологическая раздробленность нашей политической элиты, неумение, а возмож-но, и отсутствие единого стремления к консолидации, одна из основных ее особенностей.

Ныне в России наличествует широкий спектр оппозиционных Президенту и прави-тельству объединений. Некогда целостная (но не монолитная) номенклатура все более разделяется на конкурирующие, а порой и открыто конфликтующие центры власти: ле-гислатуры — администрации; бюрократия — директорам промышленных предприятий; банкиры. К этим расходящимся ветвям постноменклатурной элиты нужно добавить вы-росший предпринимательский слой, а также организованную преступность, являющуюся, как выше доказано, не отдельным локализованным центром, а разветвленным паразитар-ным образованием, пронизывающим управленческие и экономические структуры.

Однако, несмотря на означенный “развод” различных нынешних фракций бывшей номенклатуры, они остаются пока связанными, причем не только общим происхождени-ем, личными отношениями, но и институционально.

Рассмотрим вопрос влияния крупных российских экономических структур, на по-литику, на вхождение их руководителей в политическую элиту. Как справедливо считает М. Афанасьев, “деловой мир России не интегрирован, не являет собой что-то целое” .

Несомненным лидером среди отраслевых элит выступает элита газовая. Отрасль представляет собой единую форму — РАО “Газпром”, осознающую стратегические инте-ресы в национальном и международном плане. В металлургии вместо корпоративного по-рядка мы наблюдает войну кланов. Угольная отрасль по степени централизации прибли-жается к “Газпрому”, хотя не обладает такими возможностями политического давления. Длительное время пытается выработать общую программу действия финансовый капитал.

Как считает М. Афанасьев, “вместо общественных организаций предпринимателей мы видим только частные корпорации. Там, где можно говорить об организованном от-раслевом интересе, формой организации выступает либо административная вертикаль распределения казенных ресурсов (АПК, угольная промышленность), либо крупная ”на-циональная кампания — отраслевой монополист (”Газпром“, РАО ”ЕЭС“, ”Росдрагмет“, ”Росвооружение“, ”Логоваз“, ”Лукойл“, ”Роснефть“ и т. д)” . В отличие от частных кор-пораций рыночного происхождения отечественные монополистические структуры гене-тически связаны с номенклатурной приватизацией, их функционирование предполагает связь с административным аппаратом, желание подчинить себе органы государственной власти.

Вмешательство руководителей структур в политику имеет под собой их интерес к государственной собственности и к государственным финансам. Не лишена смысла мысль, высказанная обозревателем П. Вощановым, что цель их “установить контроль над тем, что пока еще имеет ценность, под видом демонополизации разбить на мелкие состав-ляющие, по частям продать международным корпорациям... Такова плата российских оли-гархов за право войти в мировую элиту” . По сути, в последние годы в России все было подчинено переделу собственности, и в итоге приватизации представители новой номенк-латуры и те, кто обслуживал их интересы, завоевали командные высоты в экономике, но вкладывать в нее не спешили. Однако, когда возникла потребность вложения инвестиций в экономику, правящая и реально владеющая собственность номенклатура, переводя свой капитал в зарубежные банки или продолжая его “наращивать” в отечественных, делать это не торопится. Остались еще не приватизированные ими резервы: энергоносители и транс-порт. Однако после отставки Черномырдина появилась возможность развития событий по-иному: Б. Немцов и А. Чубайс заняли, пожалуй, самые важные стратегические высоты: одни контролирует естественные монополии (Минсвязь, МПС, Газпром), второй вплот-ную занялся РАО ЕЭС России.

Опрос общественного мнения о влиянии бизнесменов на положительные преобра-зования в России в 1997 г. показал, что в пользу Б. Березовского высказалось 9%, В. Брынцалова — 7%, Р. Вяхирева — 3%. В. Потанина и В. Гусинского — по 1% . Из-за не-простых взаимосвязей между бизнесом и властью, можно говорить, что специфика власти в России имеется. Сохраняется и корпоративность интересов, и своеобразие психологии бюрократического сословия — остаться как можно дольше у власти. Разумеется, по вы-шеприведенному примеру рано делать вывод о том, что власть начала разрывать свои узы с бизнесом. Как отмечает политолог Л. Шевцова, “в рядах самой бюрократии усиливается понимание истины: для укрепления ее позиции необходимо держать предприниматель-скую элиту на расстоянии” .

Подтверждением отсутствия единства среди российской политической элиты, ны-нешней неспособности сплотить общество является в последние пять лет попытки поиска “национальной идеи”.

Свергнув коммунистический режим и отказавшись от его идеологии, пришедшие к власти радикал-демократы надеялись с помощью рынка перестроить стихийно сознание людей. Ошибкой политиков было принятие 13-й статьи Конституции 1993 г., признающей “идеологическое многообразие” и отсутствие “обязательной” или “государственной” идеологии.

В результате этого итоги выборов Президента, парламента, местных органов вла-сти показали, что идеологический плюрализм не способен интегрировать групповые чая-ния в единый

←предыдущая следующая→
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 ... 



Copyright © 2005—2007 «Mark5»