Пример: Транспортная логистика
Я ищу:
На главную  |  Добавить в избранное  

Социология /

Основные тенденции развития Российской политической элиты

←предыдущая следующая→
... 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 ... 



Скачать реферат


единый интерес и не сумел идейно обеспечить сплочение общества и мобилизацию его на проведение реформ и возрождение России. Идеологический плюрализм способст-вует распространению чуждой нам западной идеологии — она подается как одна из мно-гих, имеющих право на существование. Идет насаждение “масскультуры” с ее культом индивидуализма, стяжательства, вседозволенности, насилия, разврата, бездуховности и морального цинизма. Президентом 12 июля 1996 г. было заявлено о необходимости раз-работать национальную идею “”.

В России рост национализма и сепаратизма уже привел к национальным конфлик-там и попыткам отделения от России. За непризнание верховенства федеральной Консти-туции высказались 38,5% опрошенных в Татарстане, 34% — в Саха-Якутии. Следователь-но, “сейчас нужна такая идея, которая превратит многонациональное население России в единый народ, создаст условия для национального согласия. Поэтому она должна быть “наднациональной” общероссийской идеей” . Новая государственная идеология не долж-на быть классовой, групповой или партийной, — она должна соответствовать интересам всего народа. Можно предположить, что при отсутствии государственной идеологии к очередным выборам, ее функции практически будет выполнять идеология той партии (группы, класса), которая станет у власти. Что касается нынешней российской элиты, то она не только не сумела выработать приемлемый для общества комплекс идей, устремле-ний, способов поведения, но и внутри самой себя не достигла единства.

По заявлению политолога Сергея Кургиняна “никто из людей, наращивающих прибыль, не может обеспечить структурную модернизацию, чтобы Россия могла иметь современную индустриальную базу” . По его подсчетам необходимо от 500 до 700 млрд. долларов. Выход он видит в появлении в России консолидированной партии власти, связанной с обществом.

Рассмотрим причины отсутствия до сих пор общенациональных консолидирующих партий.

Демократический сектор обновляющийся политической системы изначально отли-чался аморфностью, отсутствием оформленных организационных отношений между де-мократами. На советских съездах СССР и РСФСР образовались группы демократически настроенных депутатов, которые лишь с оговорками могут быть названы фракциями: у них не было ни фракционной дисциплины, ни единой политической программы. Демо-кратические лидеры Б. Ельцин. Г. Попов, А. Собчак, ставшие в 1990 г. председателями Верховного, Московского и Ленинградского Советов, “не только не были представителя-ми определенной политической организации, но и не стали формальными лидерами демо-кратических депутатских блоков” .

Ныне и СМИ, и политики в качестве воздействия на избирателей постоянно гово-рят о существовании в России “партии власти”. Можно говорить лишь о весьма аморфном образовании, которое распадается на множество групп с противоположными интересами. Даже красноярские выборы губернатора показали, что так называемая “партия власти” не выдерживает испытания на способность сплачиваться в ответ на вызовы извне. Ее ослаб-ленному внутреннему организму трудно бороться со столь эффективным фактором, как генерал Лебедь: партии власти, способной влиять на расстановку политических сил, не существует. Одной из причин победы Климентьева в Нижнем Новгороде является отсут-ствие в России сложившейся реально многопартийной системы как основы твердой демо-кратии. В результате в выборах участвуют не политические партии, а корпоративные группы, представляющие самые различные интересы, в том числе и криминальные. Как считает зам. председателя Госдумы РФ Владимир Рыжков, обозначились “три типа обще-ственных корпораций — корпорации экономические (банковские, промышленные, фи-нансовые), властные (в т. ч. региональные) и криминальные” . Именно они, по его мнению, продвигают своих людей во власть и они, в основном, формируют политическую элиту России.

Партии — это лишь четвертый участок, причем, самый слабый, они активизируют-ся, например, при выборах, и, как их метко охарактеризовала О. Крыштановская, — “пар-тии Садового кольца”, цель создания которых потусоваться на выборах, а цель их лидеров — прославиться, упрочить позиции в каком-нибудь списке...” . Результаты можно ска-зать, налицо: на всех местных выборах и довыборах в Госдуму по сведениям В. Рыжкова, “только редкие отчаянные смельчаки (как правило, от КПРФ, ЛДПР или ”Яблока“) вы-двигались кандидатами от партий, остальные “от групп избирателей”.

На самом деле за каждым из “независимых” стоит какая-то корпоративная группи-ровка, которая вкладывает в них деньги, ведет их кампании, пытаясь любым путем при-влечь на свою сторону избирателей. У криминального мира, у лоббистских группировок огромные возможности для обработки массового сознания и при этом никакой политиче-ской ответственности за свои слова, за свои обещания перед избирателями. Что касается средств массовой информации, то сегодня они уже не являются выразителями обществен-ного мнения; они подчинены, в большинстве, корпоративным интересам — считает Рыж-ков.

Можно и далее согласиться с Рыжковым, что необходимо создание “законодатель-ных гарантий формирования мощных общенациональных партий, которые следует сде-лать единственными и главными участниками политического процесса в стране, изменив избирательную систему таким образом, чтобы все кандидаты в Госдуму могли выдвигать-ся только партиями”. Очевидно, что у избирателей появится возможность сознательно выбрать ту или иную партию, которую представляет кандидат. Тогда партии будут нести полную ответственность за своих кандидатов, за своих депутатов, мэров, губернаторов.

Подводя итог изложенному, можно сделать следующие выводы по результатам преобразовательной деятельности политический элиты в России.

1. Введено право свободно покупать и продавать, но не продуман механизм осуще-ствления права иметь — в результате общество раскололось на “супербогатых” и “супер-бедных”.

2. Гарантировано право избирать и быть избранным, но начисто “заблокировано” (в частности, с помощью СМИ) право контролировать избранных — и государственная власть погрязла в коррупции.

3. Заявлено право каждого говорить о власти, но не предоставлено право знать о ней все — и власть стала источником доходов для корыстолюбивых дельцов и политиче-ских проходимцев.

4. Россия “после Ельцина” — это вероятный и в немалой степени второй передел собственности. И он определит все: и столкновение идей, и борьбу политических кланов, и противостояние общественных сил и капиталов, и обновление политической элиты.

Глава 2.

Региональные политические элиты

в Российской Федерации

§ 1. Характерные черты социально-политического облика региональной политической элиты

В результате развала партийно-государственной системы, приватизации госпред-приятий, обновления органов власти, институционализации местного самоуправления на-чался процесс раскола и конфликтов внутри региональных российских элит. Некогда це-лостные номенклатуры стали разделяться на независимые конкурирующие и, порой, кон-фликтующие органы власти.

Конфликты между различными фракциями и группировками региональной элиты за немногочисленными исключениями имели и имеют не идейно-политический характер, а обусловлены борьбой за власть и привилегии для себя. Однако республиканские поли-тические элиты после развала союзного государства сумели укрепить свои властные пози-ции. Воспользовавшись противоречиями между общесоюзной (М. Горбачев) и российской властью (Б. Ельцин), руководители автономий в составе РФ сделали попытку повысить статус своих республик до статуса союзных. В то время Б. Ельцин бросил популистскую неосторожную фразу: “Берите суверенитета, — сколько проглотите”, а для М. Горбачева правовое уравнивание союзных и автономных республик становилось важным козырем в борьбе с российскими властями.

Одним из поводов недовольства политической реформой явилось неизбрание мно-гих партийных и советских высших руководителей в народные депутаты, т. к. в начале 90-х гг. были проведены выборы на многомандатной основе в представительные органы вла-сти, что позволило формировать политическую элиту не только из высших звеньев пар-тийной номенклатуры. Для “большинства руководителей на местах, по российскому обыкновению, реформы оказались не столько сознательным выбором, сколько стихийным бедствием” , разложение системы государственно-партийного управления было равно-ценно потере власти.

Помимо прочего, такая шаткость положения, смутность социальных и личных пер-спектив, естественно, усиливали стремление капитализировать (пока не очень-то понят-ным образом) нынешнюю административную ренту. В условиях начавшегося формирова-ния рынка “идея региональной экономической самостоятельности приобрела новый смысл и содержание, означая право местных элитных группировок бесконтрольно распо-ряжаться ресурсами на территории своего региона . Довольно быстро были освоены мо-нетарные и квази-рыночные средства воздействия: лицензии, квоты, ставки налогов, кре-диты и дотации, право аренды и арендная плата, организация приватизационных конкур-сов и аукционов. Как отмечает М. Афанасьев, “сами по себе монетарные способы регули-рования (да еще с административным принуждением) вовсе не обеспечивают переход от административного торга к конкурентному и правовому рынку” .

Неожиданно для Горбачева, ожидавшего поддержки начатой перестройки со сто-роны единой советской номенклатуры, реформы способствовали формированию незави-симых от центра политических, экономических и региональных элит, т. к. в новых усло-виях им удавалось сохранить прежние бюрократические рычаги управления экономикой, а также приобрести новые полномочия.

Рыночные реформы “стимулировали” борьбу региональных элит за повышение правового статуса своих территорий. Татарстан,

←предыдущая следующая→
... 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 ... 



Copyright © 2005—2007 «Mark5»